Права человека: утопия или реальность?

La justice est le droit du plus faible.
Joseph Joubert 

                        Человек –   это   звучит  гордо  и  в  морду, в  морду,  в  морду.

О.Мандельштам 

Эти  слова поэта  серебряного  века   режут  слух,  но  как  говорят   французы –  cest la vie –  такова  жизнь. Получая  право жизни от высших  сил,  человек вынужден  бороться  всю  свою  жизнь  за  свое  местопребывание на земле  каждый  час,  каждую  минуту  своего  бытия,  он  противостоит той  среде, в которой находится. Вырванный из просторов  вселенной и низринутый на землю, брошенный  на  произвол  судьбы,  человек  пребывает  в  растерянности, ибо  он  не  понимает  своей  миссии.

«Я боролся против господства белых и боролся против господства черных. Мой идеал — демо­кратическое, свободное общество, где все люди будут жить в согласии и будут пользоваться равными возможностями. Я надеюсь дожить до того момента, когда мой идеал станет реальностью. Но если понадобится, я готов отдать за него свою жизнь»… Так  говорил  Нельсон Мандэла, повторяя идеи Сен-Жюста.

Две  тысячи  лет  отделяют   человечество  от  той  черты,  когда  Иисус  Навин  дал  людям   новую  идею  спасения  души, идею  всепрощения, покаяния, покорности высшим  силам, всеобщей  любви. Прошло  время, но  обезьяна сошедшая с ума и ставшая  человеком, ЧЕЛОВЕКОМ по сути не стала, да и не могла стать. Ибо в основе  человеческого  развития  лежат  животные  инстинкты, переросшие почти  в  неизлечимые  пороки. Жадность, трусость, стяжательство  и  двуличие,  порожденное  на   угодничестве, предопределяли   да  и  в  нынешнее  время  продолжают  управлять  жизнью  человека.  Получив новые  мысли  о  грядущем   в  виде  лозунга – призыва «Свободы. Равенства. Братства», человечество загнало себя в тупиковую ветвь развития. Эта идея  Справедливости, попадая в благодатную почву, дает обильные всходы и при   соответствующем  идеологическом  поливе  приносит  щедрый  урожай  в  виде  пирамид  из  человеческих голов  – этот  классический  апокалипсис. Внедряясь  в  головы  людей, она  едкой  пеленой  заволакивает  им  глаза, люди  сатанеют  от  несправедливости  и  начинают  с  остервенением   убивать  друг  друга. Равенство  по сути  своей  есть  ничто  иное как  военный  коммунизм  или  развитой  социализм,  при  котором  парализованная  страхом  толпа,  одержимая очередной  бредовой  идеей молча, бессознательно  движется в пустоту неизвестности  и  неизбежности. И  упаси  вас  боже подняться  в  своем развитии  выше ступицы  колеса,  тут  же  отрежут голову, ибо  вы, становясь  свободным,  независимым,  думаете  не  как  все, сбиваетесь  с  шага  толпы,  смотрите  ни  туда, куда  следует  смотреть, и  что  самое  опасное – начинаете жить своей, а   не  чьей-то   выдуманной   утопией. Тогда  бедолагу  хватают  за  шиворот  и  тащат  на  эшафот,  а  он начинает  вопить  и  вспоминать  о  своих  правах,  но  бездушие  и  равнодушие  толпы  уже  предрешило  его  судьбу,  и  земля  в  который  раз  обагрилась  кровью, а казна обогатилась имуществом  несчастного. Иногда  правители  подкидывают  в толпу, именно  в  толпу, а  не  в  народ  идеи  демократии, чтобы   удержать  недовольных   в  узде. Но  сама  по  себе  демократия  тоже  рабство,  только  это  наихудший  вид  рабства,  в  котором  человек  подчинен   своей   воле  а  это  подчинение,  как  и  подчинение  кому  либо  противоречит  природной  сущности  человека.  Пользуясь  этим  противоречием  государство  умело  пожинает  свои  плоды. И  вот  здесь  мы  подходим  к  основному  вопросу:  ЧТО  ДЕЛАТЬ? Что  делать  со  всеобщим  безумием,  что  делать  с  этими  «трихинами»  –  этой  моровой  язвой,  о  которой  предупреждал  Достоевский. «Люди,  принявшие  их  в  себя,  становятся  тотчас  же  бесноватыми  и  сумасшедшими. Но никогда  люди  не  считали  себя  такими  умными   и  непоколебимыми  в истине,  как  считают  эти  зараженные. Никогда  люди  не  считали  непоколебимее  своих  приговоров, своих  научных  выводов,  свох  нравственных  убеждений  и   верований; и  все  же  не  могут  согласиться,  что  считать  добром,  что  злом». Добро  и  зло –  родные  сестры,  они  не  терпят  противопоставления,  они  питают  друг  дружку. И  чтобы  разобраться человеку  во  всей  этой  кутерьме,  ему   в  помощь  была  дана  литература.  Но  государство  в   них (писателях –  классической  литературы)  увидело  свою   погибель. Причем  гибель  скорую,  неминуемую  и   неотвратимую.  Даже  в  наши дни  с  трудом  можно  найти  книги  таких  авторов,  как   А. Платонов (его «Котлован»  и «Чевенгур» надо  преподавать  в  школе,  и  тогда  не  будет  дискуссий  на  тему  голодомора  и  пр.), Клюев со  своей  монументальной  «Погорельщиной», Волошин,  Бродский (его  проза  и  поэзия, и в особенности Нобелевская  речь  – своего  рода  дорожная  карта,   указывающая куда   и  каким    путем   следует   двигаться  человечеству), Шаламов, Стус  и   многие  другие.  Но  тиражи  книг  этих    авторов  мизерны  (3000-5000 экземпляров). И  само  собой  возникает  вопрос:  о  каких  правах   человека  может  идти  речь,  если  человек  лишен  основных  источников  его  духовной  жизни – свободы  слова   и  информации? Вот  вам  и  дилемма, вот  вам  и  парадокс – книг  нет, а  водкой  торгуют  на  каждом  углу,  и  в  розлив  и  оптом,  как  душа  пожелает. Народ  пьет  и  спивается. Заливает  водкой свой  стыд, свой  страх, свою  совесть, честь и  из  века  в  век,  из  года  в  год превращается в   обыкновенную  серую  массу. Этот  селевой  поток  насыщенный  всякими  пороками  растекается  по  городам  и  весям,  отравляя своим зловонием  еще чистых  и  не  оскверненных  людей. Но человечество  нашло противоядие.  Из  толпы  стали  появляться  личности, личности  с новыми идеями с новым обновленным  мировоззрением. Еретики (инакомысляшие) стали первыми  правозащитниками  людей. Большей частью  это  были  люди  образованные и способные  неординарно  мыслить. Их  мысли  порождали  идеи  и  именно эти  идеи становились  вехами  на  пути   продвижения  цивилизации. Первыми в этой когорте были тамплиеры. Орден  Тамплиеров,  основанный  Гюго  де  Пайеном как  земное воплощение небесного ордена (Святого Грааля), был  хранителем  экзотерического  христианства и подготовлял колоссальное всеобщее социально-религиозное  переустройство  мира. Опираясь  на  христианское  учение, используя  символику христиан (знак  Рыб),  тамплиеры  развили  и  дополнили  основную доктрину всеобщей взаимопомощи  и  на  этой  вершине  водрузили   свое  знамя  со  своим  знаменитым  призывом –  утверждением  «Свобода. Равенство. Братство». Этот  лозунг  вновь  затрепетал  на  знаменах  Великой Французской Революции,  выводя  на улицы  сотни  тысяч  граждан.  Аристократия, попиравшая  элементарные  права  простых людей  была  почти  полностью  уничтожена  в одно мгновение ока. Багровые  реки  крови  залили  улицы  и  площади  Франции,  люди  вырезали  таких  же  людей,  вот  оно  добро  и  зло  в  действии. Вот   вам  эти   две  сестры,   идущие  одна  с другой  под  руку.  Вот  вам  и  «Свобода.  Равенство. Братство». «Благими  намерениями  вымощена дорога  в ад», не так  ли? Лидеры  революции Робеспьер, Марат, Сен-Жюст  и  многие  другие ее  глашатаи  и  вдохновители, защитники  прав  и  свобод   дружно  сложили свои  головы  в  угоду  толпе.  В  итоге  новые  права  граждан  были  вновь  обильно  политы  кровью, так  же  обильно, как  и  старые  права  граждан.  Кровь,  кровь  и  еще  раз  кровь  смывает  старые  и  пишет  новые   законы  человечества. Мы  зальем  кровью  всех, кто  не  верит  в  наше миролюбие.  Оно ли это? В 1861 году в России было  отменено  крепостное  право. Но  отменить  указом  одно  право,  и заменить  его  другим  правом  это  одно  дело. А  вот  поменять  мышление  в  умах  людей  задача более  сложная  и  нелегкая, так  как  требует  от   всего общества определенных усилий  и  определенных  уступок    различных  слоев  общества. Страна требовала реформ. Но общество в целом  не  было  готово  к   подобным   скачкам, для  того  чтобы  перетащить  закостенелые  массы  из  одной  эпохи  в  другую,   нужны  простые  эволюционные  процессы,  а  не  бесконечные  стихийные  бунты  и   всякого  рода  революции. Понять  человека  куда  сложнее,  для  этого  правителю  надо  спуститься  хотя  бы  на  время  до  уровня  более  низкого сословия,  чтобы  реально  понять,  что  и  как  следует  делать  для  улучшения,  но  не  облегчения  жизни. А чего стоит  подготовка  к  Первомаю  после аварии   на  Чернобыльской  АЭС, когда   так  называемые  вожди  народа  вывели  на  улицы  Киева  тысячи  детей  на  генеральную  репетицию парада. Это уже  не каменный  век –  это  сюрреализм  наших  дней. В тоталитарном  обществе правозащитники – это глас  вопиющего  в  пустыне,  они  не  могут  поменять  власть, но  могут   повлиять  на  власть.  Хотя  власть  есть  лишь  видимость.

Во-первых,  жизнь  мне  дали,  не  спросясь.

Потом – невязка  в  чувствах  началась.

Теперь  же  гонят  вон… Уйду! Согласен!

Но  замысел  не  ясен: где  же  связь? (Омар Хайям)

 Действительно, где связь: права и свобода – это более, чем относительные понятия, как и все материальное или же духовное, как и все разговоры обо всем и ни о чем. Необязательно это опровергать или соглашаться, главное не быть безразличным. Чтобы осознать любую тонкость, нужно научиться  пользоваться своими правами и читать между строк, что и предлагает сделать их автор.

Сорочинская Екатерина

Advertisements

Залишити коментар

Filed under Статті

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s